?

Log in

No account? Create an account

Старая Пластинка

Feb. 26th, 2004 | 07:48 pm


Напиток
Хорошо забытый Балкантон
Мелодии и Ритмы
Сенсация
"Из дома вышел человек" - рассказ о Данииле Хармсе
Джимми-Юнга
Leon Redbone
Чай на двоих
Колыбелньая
Луна
Уходит вечер
Суер Выер, радиоспектакль.
If you're really and truly in love.
Машапс.
Get Back.
Ханина Ранина.
Жил отважный капитан.
Queen Mariachillout.
Stephane Wrembel
Take a Walk on the Wild Side
Pizza Underground
Фокстрот "Алёша"
Годовые кольца
What a little moonlight can do
Пабо Эскобар и Херб Альберт
Барыкин в Боготе
Сокровища из детства
Пётр Лещенко и Утёсов
Игра с огнём
Музыка во вселенной"
Белая галка среди серых ворон

Link | Leave a comment | Share

(no subject)

Feb. 26th, 2004 | 11:49 pm


Памяти Александра Михайловича Татарского

Интервью данное Александром Татарским The NewTimes.ru на студии Пилот 12 июля 2007 года (33 минуты),
полный, смонтированный вариант плюс запись с камеры которая была постоянно направлена на Татарского, не смонтированный материал -- всё интервью как было в реальном времени:(Прислал namastescop)



Текст интервью, выложенный на сайте The NewTimes.ru , с купюрами:

Ирина Хворостяная: — Добрый день. Это Newtimes.ru. И сегодня мы находимся в московской анимационной студии “Пилот”, в гостях у знаменитого художника-аниматора, режиссера Александра Татарского. Здравствуйте.

Александр Татарский: — Здравствуйте.

Ирина Хворостяная: — Хочу начать с выражения всеобщей уже тоски, наверное, это для вас не новость; скажите, а что с российскими мультфильмами, почему их так мало мы видим?

Александр Татарский: — Почему Вы считаете, что Вы их должны видеть много, откуда они возьмутся.

Ирина Хворостяная: — Хотелось бы.

Александр Татарский: — Понятно, ну мне много чего хотелось бы в этой стране. Мультфильмов мы делаем мало, я имею в виду нас как сообщество. Мало того, это одна из таких неприятных советских легенд и мифов, которых я терпеть не могу, что мы когда либо были большой анимационной державой. Мы всегда были маленькой, хотя мы имели студий 15, 16, в каждой союзной республике.

Ирина Хворостяная: — Маленькая по объёму?

Александр Татарский: — По объёмам. Сейчас вопрос качества это второй, потому что Хитрук, он один, Назаров, он один и даже Татарский он один. Я имею в виду объёмы конечно; даже имея крупнейшую, по персоналу студию Европы, просто чтобы Вы понимали, что весь СССР ( Москва две студии, плюс пятнадцать республик) производили по объёму меньше, чем одна только Прага. Мы в советские годы производили, может быть, 5 процентов от мирового производства. Потом эта цифра катастрофически падала, потому что в 90-е годы производство мультфильмов в мире удваивалось, это самая быстро растущая отрасль человеческой деятельности, ничего другого не удваивалось, ну Интернет, наверное. Мы этим не воспользовались, и поэтому сегодня, может быть, российская анимация вышла на доперестроечный количественный уровень. Мы тогда были маленькой, а теперь тем более. Тогда мы производили 5 процентов, а сейчас, наверное один. Нас не знает никто в мире. Что Вы хотите увидеть, когда телевидение требует много, много часов мультфильмов, а у нас их практически нет.

Ирина Хворостяная: — А что значит требует много часов мультфильмов, мы говорим о каком-то формате? Это должны быть длинные мультики?

Александр Татарский: — Теперь смотрите, вторая проблема, чтобы увидеть мультфильм, нужно иметь место, где это происходит и таких мест реально два, два с половиной, три. Первое это кинотеатры, понятно, что в кинотеатрах не показывают, как правило, сборники мультфильмов, то что когда-то было в кинотеатре “Баррикады”, этого формата не существует. Для того, чтобы зрители пошли в кинотеатр на мультфильм, понятно, что он должен быть полнометражным. Это первое место. Второе место, где можно увидеть мультфильмы, это телевидение, но телевидение так устроено, что оно требует определённых форматов. То есть неформатный мультфильм очень трудно вставить в эфирную сетку, а нужен форматный. Что это значит, что фильмы должны образовывать серии, что они должны быть определенной длины и т.д., это два. Третье это Интернет. В Интернете всё большее число людей смотрят мультфильмы. В Интернете, при большом желании, можно найти любой мультфильм. Можно сходить на “Горбушку” и купить пиратский диск. Наши мультфильмы в большинстве случаев неформатны, то есть мы выпускаем патроны несуществующего калибра. Поэтому даже то небольшое количество мультфильмов, которые я, как президент фестиваля российского, могу увидеть в славном городе Суздаль, широкий зритель их скорее всего не увидит по причине их неформатности. Что касается полных метров, да, конечно их делают всё больше в нашей стране и они с переменным успехом идут в кинотеатрах. Но тогда мы заводим разговор о качестве. Качество у меня большого энтузиазма не вызывает, может у Вас вызывает.

Ирина Хворостяная: — Нет, лично у меня не вызывает, я хотела Вас спросить кстати о Суздальском фестивале. Какие-то яркие работы, на ваш взгляд, там были?

Александр Татарский: — Каждый год есть, и есть талантливые люди. Но фестиваль это отдельный способ жизни, ведь во всем мире существует фестивальная мультипликация, это не наше изобретение и во всем мире существует аналогичная проблема, тоже она не наша национальная. Люди, которые делают авторское, фестивальное кино и показывают его на фестивалях, как правило, не известны широкой публике.

Ирина Хворостяная: — Вы знаете, я хотела вот какой вопрос задать. Единственный фильм, который я смотрела на DVD, по-моему он тоже был номинантом Суздальского фестиваля, это “Алёша Попович и Тугарин змей”, если я ничего не путаю.

Александр Татарский: — В каком смысле, Вы больше никогда мультфильмов не видели.

Ирина Хворостяная: — Нет, я имею в виду из последних, современных каких-то молодых авторов.

Александр Татарский: — Но это полнометражный фильм, ну и что.

Ирина Хворостяная: — Это моё мнение, но я хочу в связи с этим вопрос задать. У меня было ощущение очень стойкое, что есть подражание Диснею.

Александр Татарский: — Ну, это очень неважное кино по качеству. Вы от меня это хотите услышать?

Ирина Хворостяная: — Примерно.

Александр Татарский: — Да это очень неважное кино и Костя Бронзит, ну он мой ученик, я его этому не учил. Я его учил немножко другому. Он, извините, натаскивался на маленькое, короткое фестивальное кино и это он умеет делать. И когда у Кости журналисты спросили, как он сам оценивает Алёшу Поповича, знаете, что он ответил: зато у меня есть “Кот и лиса”, а “Кот и лиса” он параллельно сделал у нас проект для “Горы самоцветов”; то есть он Вам ответил сам. К сожалению, если Вы хотите говорить о полнометражной анимации, у нас сделано уже с десяток фильмов, очень много делается и, как пишут в Интернете – кровь стынет в жилах. Почему две проблемы? У нас произошло три тяжелых потрясения, которые произошли с отечественной мультипликацией за обозримый исторический период, с развала СССР. Эти потрясения они неизбежны, они происходят периодически с любым видом искусства. У нас они произошли одновременно: смена поколений, неизбежный процесс и развал больших студий. Второе – политическое потрясение, мультипликация делается очень долго, даже маленький мультфильм делается год. И финансовые потрясения начала девяностых. И третье потрясение это смена технологий, процесс очень болезненный. И следствие очень печальное: произошёл разрыв поколений, до 90-го года люди приходившие в мультипликацию, это были люди воспитанные на самих студиях, другого и лучшего способа не существовало, не из ВГИКа, прошу заметить.

Ирина Хворостяная: — А кто же собственно тогда готовит?

Александр Татарский: — Студии готовили, это был такой традиционный способ подготовки людей в СССР. А когда это всё развалилось, больших студий не стало; оказалось, что появилась куча молодежи, которые не учились даже и во ВГИКе и на студии не работали. И не нужно им это, у них дома компьютер есть. Страна у нас богата талантами, всё равно пришли талантливые люди, от есть среди обилия графоманов, тем не менее какой-то процент талантливых есть. Но они пришли не на студию, их никто толком не учил, у них нет опыта. В этом смысле “Пилот”, просто оазис такой, потому что здесь сохранилась вся методика обучения.

Ирина Хворостяная: — Студии уже 17 лет или больше?

Александр Татарский: — Будет в следующем году двадцать.

Ирина Хворостяная: — Это не коммерческая студия?

Александр Татарский: — Что значит не коммерческая, она не государственная, она частная. Она вполне коммерческая, поскольку мы сами себя содержим.

Ирина Хворостяная: — Это был 88-ой год, когда её создавали. Если я правильно помню, это было очень не простое время для создания. Вы вообще как сумели выжить?

Александр Татарский: — Ну как-то сумели.

Ирина Хворостяная: — Вы разделяете как-то мультфильмы для детей и мультфильмы вообще?

Александр Татарский: — Если я скажу, что нет, это будет лукавство. Я прежде всего разделяю мультфильмы – это талантливо, не талантливо, интересно, неинтересно.

Ирина Хворостяная: — Я почему спросила, я недавно пересматривала с удовольствием “Падал прошлогодний снег”.

Александр Татарский: — Детское ли это кино?

Ирина Хворостяная: — Да, вот я его смотрела в детстве с удовольствием, когда я его смотрела буквально год назад, меня потрясло, что это такая антисоветчина была.

Александр Татарский: — Да, а его и запретили тут же. Понимаете, там нет той антисоветчины, о которой Вы говорите. Я вам сейчас объясню. Талантливый фильм, он всегда как индукционная катушка. По физике была двойка в школе?

Ирина Хворостяная: — Естественно.

Александр Татарский: — Я напомню, вам показывали катушку такую, на ней проволока была, в неё вставляли магнит. Вот когда магнит всовывали, в проводе возникал ток, не спрашивайте, как это происходит, но это происходит. Так вот эта катушка это вы, зрители, а мой фильм это магнит. Как только, извините, я в вас вставил этот магнит, это вы наполняете мой фильм этим содержанием. Это признак талантливого фильма, он всегда провоцирует.

Ирина Хворостяная: — Вы знаете, наверное, у нас дважды два канал есть.

Александр Татарский: — Я его пытаюсь поглядывать из любопытства.

Ирина Хворостяная: — И как?

Александр Татарский: — Конечно, такой канал должен быть, но когда он только один это чудовищный перекос.

Ирина Хворостяная: — А как Вы относитесь к тому, что Бивис и Батхед, Симпсоны, очень много было высказано в последнее время эстетами…

Александр Татарский: — Бивис и Батхед и Симпсоны это остроумное кино, никакой вкус оно детям не портит, а наоборот показывает, как нехорошо быть идиотом.

Ирина Хворостяная: — Последний вопрос. Скажите, у вас есть сейчас проекты, которые в стадии реализации, но которые безнадёжно нереализуемы, но такие вот любимые какие-то?

Александр Татарский: — И Вы деньги сразу достанете?

Ирина Хворостяная: — Я то вряд ли, нет. Жалко. Значит есть проект, который является моей, может быть самой большой болью. Потому что вообще то студия “Пилот” создавалась под этот проект. Называется он “Прибытие поезда”. Далее новый коммерческий проект под названием “Сумасшедшие волосы”.

Ирина Хворостяная: — Спасибо Вам большое.

Источник

Link | Leave a comment | Share