June 16th, 2008

(no subject)


По Нью Йорку с kunstkamera и burtin. Рубрика "Red Hook."
Глава 6: "Бар Санни"


В течении тех двух лет что я бываю в Ред Хуке этот бар всегда привлекал моё внимание, так как во-первых он находится на старой мощёной булыжником улочке, на которой кроме складов ничего нет, и открытым я его не видел ни разу, хотя от местных слышал о нём только хорошее. В одно из недавних посещений Краснокрюкова наконец удалось узнать что "Саннис" открыт только по средам, пятницам и субботам с десяти вечера, и там всегда играют музыканты, причём исключительно блюграсс. Этому бару около ста лет, причём начинал он как конфетная лавка. Всё это время баром владеет одна и та же семья. Свой расцвет бар пережил в тридцатые-сороковые годы, когда в Ред Хуке бурлила портовая жизнь. Владельцем бара в те времена как раз и был человек которого звали Санни. Его старый автомобильчик до сих пор постоянно стоит перед заведением, и смотрится очень даже ничего.

Collapse )

И вот наконец в прошлую пятницу я прикатил туда на велике в одинадцатом часу и попал внутрь. kunstkamera и burtin приехали позже меня на час с лишним, и за это время я кое что разнюхал о тамошних завсегдатаях. В общем, там своя местная тусовка, которая радушно принимает новичков. Минут через 15 после моего там появления я уже был представлен всему бару как Каменный Гость из России наконец-то добравшийся до их милой глуши. Надо будет ещё раз съездить туда и расспросить бармена об истории этого заведения поподробнее. Он как я понял, член семейного клана держащего бар, причём держат они его не из за прибыли а просто из удовольствия, иначе бы с чего бар работает только три дня в неделю с десяти вечера?

(no subject)

Рубрика "Стихи Монны Юриц"
Про ханыгу и хрыча

Однажды дряблая ханыга сказала вялому хрычу:
Лежит в моем кармане фига, а я ее продать хочу.
А хрыч ей: «Ты меня не любишь! Одрябну вскоре я совсем,
Тебе важнее я иль кукиш? Позволь-ка я твой кукиш съем?»
Ему ханыга отвечала: какая, к дьяволу, любовь?
А хочешь кукиш - для начала мне сотню баксов приготовь.
На это хрыч ответил быстро, хоть лишних трат и не терпел,
Откинул ей не сто а триста, и в раз полкукиша отъел.
Хрыч хмыкнул: так тебе, задрыга! Но тут же завопил: атас! –
Хрычом отъеденная фига регенерировала враз.
Конечно, фига не котлета, но хрыч подумал: «Не беда,
Придётся скушать мне и эту, ведь как-никак а всё ж еда»
Но громко крикнула сквалыга: лишь за одну ты заплатил!
Забыл, что баксов стоит фига? Что пасть разинул, крокодил?
-- Ага, сто баксов фига стоит, я ж заплатил тебе за три.
И то – не фиги а помои, помой их что ли, и протри.
Протри?! А может, прочетыре?! Ты что за ерунду несешь?
--Давай, держи карман пошире! Да свой держи! А мой не трожь!
Но хрыч её не стал и слушать: «Меня считаешь дураком?
А я умён, мне надо кушать!»
И съел ханыгу целиком.