November 10th, 2008

(no subject)


Крок-2008. "Калязин"

Как и четыре года назад, на подходе к Калязинской колокольне все высыпали на палубу, чтоб Collapse )
А посмотреть было на что - наш корабль, видимо из уважения к подтопленной колокольне тоже решил слегка притонуть и дал Collapse )
А может это просто был насморк. В 2004-ом мы тут проплывали уже в сумерках, поэтому ни одна фотография этого места у меня тогда не получилась. Зато теперь я уж Collapse )
Гигантская тарелка на горизонте, которую я в прошлый раз почему-то не заметил, поразила не меньше памятника архитектуры:

Collapse )

(no subject)


Крок-2008
Часть 10, "Из подслушанного и подсмотренного". Глава 1. Тумелины байки

Крок отчёт близиться к своему окончанию, а завершать мне его ну совсем неохота. Осталось-то лишь про прибытие в Москву, закрытие и последний банкет рассказать. Поэтому я решил намеренно отчёт затянуть, выкладывая Кроковские истории, диалоги, оговорки, поговорки и тому подобное. Ну, приступим. Эту историю я услышал от Миши Тумели (tumelya) и байка эта про странности детской логики.

Миша рассказывал, как ещё кажется в советские времена он оказался в библиотеке, по-моему одного провинциального города. Там стоял стол с маленьким бюстиком Ленина, а меж стеллажей с книгами слонялся видимо оставленный мамой без присмотра мальчик, который откровенно скучал. И вот вдруг Миша видит как этот мальчишка подходит к столу, смотрит некоторое время на бюстик, а потом произносит с расстановкой, по слогам: «Дя-дя Ле-нин», и... Наклоняясь над столом раскрывает рот и заглатывает голову Владимира Ильича по самый узел галстука. Постояв недолгое время с головой Ильича во рту, мальчик распрямился и исчез меж стеллажей, оставив Тумелю в глубочайшем недоумении.

А ещё Миша как-то прочитал нам наизусть замечательное Белорусское стихотворение, от которого так и Collapse )

(no subject)


Крок-2008
Часть 10, "Из подслушанного и подсмотренного". Глава 2 "Неудачный просмотр"

Сидели мы как-то с Лёхой Алексеевым-prum_pumом на показе, смотрели новый трёхмерный полнометражный фильм одного из членов жюри (не будем называть имён и показывать пальцем). Режиссёр сказал что этого ещё никто не видел и что этот фильм делался несколько лет. Половину фильма я честно выдержал, но жестоко при этом страдал. А из зала так просто не выйдешь – ту дверь что за последними рядами кресел закрыли. Выход только один – справа от экрана. То есть если ты выходишь, то у всех на виду, и естественно у режиссёра фильма, а его всё-таки обижать не охота. Я на Лёху краем глаза смотрю – вижу он с каждой минутой сутулится всё больше и больше. Я только к нему наклонился, чтоб удостовериться что я здесь не один такой, и Лёха прочтя мои мысли сказал всего два слова: «Так нельзя!» Тут же из зала, ничего не страшась вышло человек десять. Эх, думаю, опоздали, надо было к ним присоединиться, тогда нас никто бы в толпе не заметил. Договорились что выскочим в первой же группе которая решится на бросок к свободе. Сидим на низком старте и хоп! Опять опоздали. Довольно скоро наступил момент когда нам уже стало всё равно – в группе или по одиночке. Решив что двое это тоже группа огого, мы прикрывая друг друга, по пластунски в одной короткой перебежке рванулись к спасительной двери. Выпав из кинозала мы почувствовали что кино настолько пришибло что у нас в мозгах всё осело. После чего случилось беспрецендентное – мы пошли в бар и заказали по чашечке кофе. В общем сели мы, грустные за столик, перед нами официант чашки поставил и мы уже чисто автоматически ими чокнулись: «Ну, за хорошее кино». После того как фильм закончился к нам присоединился сильно сконфуженный tumelya. Он оказывается во время показа заснул, и всхрапнул на весь кинозал в самом конце фильма, можно сказать в самый важный его момент, наступивший во время театральной паузы после слов «Здравствуй, мой брат, я наконец-то нашёл тебя!». Тут же после этого пошли титры. В результате, сдавленный смех зала оказался громче вежливых аплодисментов. Бедный Миша до сих пор переживает.