February 3rd, 2015

(no subject)

Степан Алексеевич.

Копирую пост жены "Говорит и показывает Стёпа".

- Тебя, папа, зовут котик Храмбабут, а ты, мама, какой-то незнакомый червяк.
Нет уж, лучше будь моим знакомым червяком!

В очередной раз был отруган за увелечение словом "попа". Надулся, ушел.
Приходит через 5 минут.
-Мама, ты почему говоришь, что Степа - это глупо? Степа это не глупо!
- Не говорила я такого.
- Ты сказала, что попа-это глупо, а она же - У МЕНЯ!


- Мам, а какие бывают кролики?
(рассказываю)
- А какие бывают милые котики?
- Ну, милые котики бывают милые и не очень.
- Что?
- Котики бывают милые и немилые.
- Мама, ты какие-то глупости говоришь!

(Женщине, с которой познакомился полчаса назад)
- Наклонись, я хочу твой милый маленький носик ОТОЖРАТЬ.

-Я милая собачка, ав-ав!
- Как твой Васька?
- Нет, я синяя собачка. Синяя, как твои синие глаза!

Стёпа, что смотришь?
- Гроллис и Вомит.

(no subject)

Сны.

Приснился военный парад на Красной площади, вернее его трансляция, которую я почему-то смотрю на широкоэкранном телевизоре в обычной колумбийской закусочной. Всё как обычно – военный оркестр наяривает, мимо войска маршируют. Вот-вот солдаты своё оттопают и военная техника пойдёт, как вдруг оркестр урезает “Всё выше и выше”, переходя на «Имперский Марш» Джона Вильямса, после чего на площадь выходят стройные ряды имперских штурмовиков, все в белом естественно, из-за музея Ленина начинают выруливать шагающие танки, а в небе проплывают звёздные разрушители типа “Имперский-1”. Я, попивая тинто, всё жду, когда ж камера возьмёт крупным планом того кто на трибуне мавзолея стоит. Наконец дождался ракурса от ГУМа. Смотрю, а мавзолея-то и нет. И вот тут я от удивления проснулся.