September 3rd, 2017

Горестная весть

Оригинал взят у tumelya в Горестная весть
пришла из Facebook.

Ушла из жизни Наташа, Наталья Федоровна Василькова, such_a_man



Мы были знакомы почти 32 года, с той счастливой поры, когда я решился поступать на Высшие двухгодичные курсы сценаристов и режиссеров. Мы долго не понимали, кто она и что там делает. А Наташа вела летопись нашего набора 1987-1988 гг. Наташин диктофон фиксировал почти все,что говорилось на занятиях с мастерами - Хитруком, Назаровым, Норштейном, Хржановским...

Но все записанное, в конце концов, становилось текстами. Днями, неделями, годами Наташа, стуча на пишущей машинке, расшифровывала наши учебные коллизии и перипетии, после чего появлялись тексты, похожие на этот (опубликованный в "Киноведческих записках" №73) Потом она сдала в Музей кино стопку расшифровок высотой почти в человеческий рост...

Потом как-то незаметно большая нашего курса стала появляться в гостеприимном Наташином доме на Малой Грузинке. Кого там только не было: писатели, поэты, музыканты и художники, артисты, операторы, режиссеры - каждый мог прийти почти в любое время и включиться в бесконечные посиделки в накуренной кухне с элементами безумного кэролловского чаепития... Наташиной энергией ты вовлекался в водоворот ее московских и зарубежных друзей-подруг-знакомых и буквально становился членом огромной семьи со сложно-противоречивыми отношениями, криками и шепотом, улыбками и слезами. Это потом продолжилось и в ЖЖ, куда я буквально притащил упиравшуюся Наташу. Она не могла надолго выходить наружу из своей квартиры по состоянию здоровья, но LJ и позже FB стали окном в интересующие ее грани нашего мира.

Я уже писал о том, что без Наташиной опеки, разговоров на волнующие нас темы, стремления помочь в житейских и творческих вопросах многое в моей жизни и в фильмах было бы иным. Кстати, так нравящаяся моим друзьям фраза о некоторых особенностях моего характера - "Если бы ты, Тумелюшка, был девушкой, ходил бы каждый год беременный", - была рождена Наташей Васильковой.

Наши жизненные пересечения с Наташей, ее дочками и внуками не прекращались и после окончания Курсов, и со сменой Малой Грузинки на Малую Бронную. Правда, здоровье уже не позволяло Наташе быть активным участником наших кухонных посиделок, но она в своей, полной книг, комнате делала переводы, редактировала, переписывалась с поклонниками творчества Евгения Клюева, организовывала сборы в помощь больным детям...

Вряд ли кто-то назовет меня "Тумелюшкой", как это делала Наташа. Очень печально, что с ее уходом образуется еще одна брешь внутри. Светлая память!