Алексей (budovskiy) wrote,
Алексей
budovskiy

Categories:
Соловецкие острова - 2006.

Часть 8. "Большой Заяцкий остров".
Глава 1. "Как меня на Большом Заяцком Острове в 1999-ом алкаши забыли"


Pechak45.jpg
(Вид на Большой Заяцкий остров от Биостанции Большого Соловецкого)

Из книги "Соловецкий монастырь":
"Открытый всем ветрам, с мощными нагромождениями валунов и низкой растительностью, Большой Заяцкий остров может показаться мало приспособленным к жизни. Однако именно здесь представлены не похожие друг на друга древнейшая неолитическая культура и русская культура средних веков". Остров этот площадью всего в полтора квадратных километра, и всякий раз бывая на Соловках я обязательно сюда заезжаю. Раньше по острову можно было гулять где хочешь, доплыв туда нанявши человека из посёлка с лодкой за всего-ничего. Когда я попал на Большой Заяцкий в первый раз, меня на острове забыли и я провёл там несколько замечательных часов. Было это в 1999-ом году. Жили мы небольшой компанией в пожарном отделении. В одно прекрасное утро, когда мы дрыхли уставшие после путешествия на лодках, нас спозаранку разбудил один бойкий паренёк из нашей компании. Вставайте, говорит, я нашёл капитана который отвезёт нас на Большой Заяцкий остров! Мы нехотя встали и пошли за этим пареньком на встречу с капитаном. Идём мы по посёлку, и подходим к развалинам старого дома. У руин на завалинке сидит мужик в полусгнивших кроссовках, почти превратившихся в тапки "ни шагу назад", старом дырявом ватнике с меховым воротником, спутанными волосами и лыка не вяжет. Не мылся видать очень давно. Одним словом -- бомж и всё тут. Вот, говорит наш бойкий паренёк -- это и есть капитан. Мужик медленно открывает глаза и представляется: "Мотыль". Таааак, думаю, начало многообещающее. Посмотрим что дальше будет. Тут бойкий паренёк предложил наконец пойти к лодке. Мотыль нехотя поднялся и побрёл к морю, при этом просил идти помедленнее так как он давеча заснул на катере, во сне уронил жбан с керосином который немедля загорелся и обжёг ему ногу. Чтобы не убегать вперёд мы пристроились за Мотылём на узкой тропке ведущей к морю. Тут на этой же самой тропке показался идущий нам навстречу мужичок в синей шапке, находящийся с утра в той же кондиции что и Мотыль. Идут они, значит, навстречу друг другу, уперев взгляды в землю, и наконец сталкиваются нос к носу. Дальше картина маслом: оба синхронно поднимают глаза от тропинки, некоторое время смотрят друг на друга, чего-то там соображают и вдруг хором орут: "Ну ёб твою мать!" Тут Мотыль говорит: "Тучка, ты куда это собрался?" Тучка неопределённо что-то промычал. "А поехали с нами на Большой Заяцкий!" - предложил Мотыль. Тучка конечно сразу согласился и побрёл с нами по узкой тропке ведущей к морю. Пока мы шли, я невольно подслушивал разговор этих двух, в котором они спорили кто из них капитан лодки на которой мы поплывём, а ещё выяснилось что оба они не знают где эта лодка находится. Долго ли коротко ли, однако пришли мы наконец к катеру. Поскольку на узкой тропке ведущей к морю нам встречались разные люди, и всем Мотыль предлагал плыть с нами, то компания наша по прибытии к берегу сильно выросла. К нам присоединилась матёрого вида женщина -- одноклассница Тучки и Мотыля, ещё два алкаша со смешными прозвищами которые я уже забыл за давностью лет, и два слегка отмороженных паренька с корабля "Алушта" пришедшего из Архангельска. Когда все забрались на катер, оказалось что у него сел аккумулятор и плыть мы не можем. Поэтому Тучка с Мотылём пошли снимать (а проще говоря коммуниздить) аккумулятор с трактора Беларусь, стоящего где-то неподалёку. Их не было минут 40. За это время остальные достали закуску и выпивку, и усевшись в трюме упились в хлам. Тучка и Мотыль вернулись с аккумулятором и большой бутылкой, в которой был спирт. Но Мотыль этого не знал, хоть он бутылку-то и принёс. Тоже наверное стянул где-то, как и аккумулятор. Он думал что в бутылке водяра. Открыв пробку, Мотыль лихо запрокинул бутыль и влил в себя порядочную порцию спирта, после чего скорчился на грязной и мокрой палубе, где пролежал всё время пока остальные заводили мотор, то есть ещё минут сорок. Я никогда раньше не видел как бухие в стельку люди заводят мотор катера. Это весьма занимательное зрелище. Я сам-то в моторах не понимаю, но с тех пор очень люблю смотреть как мотор заводят. Тучка достал какую-то рогульку-рогатку, концы которой поджёг. Получилось как-бы два факела с одной общей ручкой. Этими факелами он стал тыкать в две дырки в моторе, а Мотыль, корчась в луже на палубе дёргал какой-то рычаг. Мотор кашлял, пыхал дымом и через минут сорок наконец завёлся. Тут мы и отплыли наконец. Всех обдало свежим ветерком, и морской воздух и простор даже придали некоторой трезвости нашему экипажу.
(Тот что слева в синей шапке это Тучка, а тот что справа от него -- один из тех чьи прозвища я забыл):
Solovki-1999_103.jpg
(Мы-то не пили, ограничившись наблюдением. Это-ж приключение, такое можно сказать раз в жизни бывает!) Так как экипаж предаваться трезвости не хотел, то немедленно было разлито по новой. И вот ещё одна картина маслом: капитан лежит в луже на палубе, а совершенно левый человек (один из слегка отмороженных пареньков с "Алушты") сидит пятой точкой на фальшборте, в одной руке у него стакан с водкой, в другой -- бутерброд с селёдкой, а ногой он крутит штурвал. Плыть до Большого Заяцкого минут сорок (что-то как-то всё в этой истории "40 минут" уже в третий раз всплывает, но так ведь всё и было). На пол пути между Большим Соловецким и Большим Заяцким надо было проплыть меж двумя лудами (небольшими островками). И вот плывём мы между этими двумя лудами, я в воду смотрю и вижу дно. А поскольку я совсем недавно вернулся из байдарочного похода то рука автоматически стала искать весло чтобы оттолкнуться от камней. Тут матёрого вида женщина отодвинула от штурвала отмороженного паренька и взяла управление на себя, и в этот момент днище катера заскрежетало о камни. (На корме, тот что посередине и есть Мотыль)
Solovki-1999_102.jpg
Ну, думаю, всё. Приплыли. За бортом меж тем наблюдалась следующая картина:
Solovki-1999_104.jpg


Это, думаю, наше будущее. Так и останемся тут на вечном приколе. Что это за останки кораблей я помнится узнавал, но теперь уже забыл. По моему эти посудины возили что-то из Кеми на Соловки в стародавние времена, потом их разбило в шторм, после чего их отбуксировали к двум лудам, да там и бросили:

В общем, кое-как с Божьей помощью не сели мы на мель, прорвались, и доплыли до Большого Заяцкого. К этому моменту всё уже было выпито, экипаж разморило. Когда я с пристани оглянулся на катер, то увидел на палубе кучу-малу тел с торчащими из неё кое-где конечностями. Тучка едва шевеля языком сказал что мы можем полтора часа погулять, а потом поедем обратно. Тут как раз на причал вышел сторож -- колоритный огромный лысый мужик в каком-то овчинном полушубке без рукавов, с тесаком заткнутым за пояс. Он взял у нас квитки из лесхоза -- разрешение на посещение острова, и сев в моторку отбыл на Большой Соловецкий в баню. Фотографироваться он не пожелал, к своей избушке подходить не велел, сказал что собака у него ужасть какая злая. Сообщил, что живёт на этом крохотном островке уже пару лет, но, говорит в последнее время что-то людно стало, хочу, говорит, на маяк перебраться. (А маяк как раз на пол пути между Кузовами и Соловками, стоит на крохотной каменной глыбе под названием Топ, торчащей из моря, и там вообще ничего нет). Я потом уже про него много рассказов слышал. Звали его, кажется, Андрей. То ли он от кого-то на Соловках скрывался, то ли ещё что, не знаю. Поговаривали что в Москве он работал в отряде подготовки космонавтов, а потом бросил всё, приехал на Соловки и поселился на Большом Заяцком в качестве сторожа. К 2002-му году он уже оттуда пропал. Пардон за лирическое отступление. Так вот, был замечательный солнечный день, черника росла невиданных размеров, нас окружали лабиринты эпохи неолита, в общем всё было шикарно, однако через минут 40 после того как мы ступили на землю острова я заслышал знакомый стук мотора и поглядев в море увидел катер с алкашами, удаляющийся в сторону большого Соловецкого острова. Поскольку выпивка кончилась, эти люди видно напрочь забыв про нас просто завели мотор и поплыли до сельпо за новой дозой. Я вначале очень рассердился, а потом даже обрадовался, потому как на подходе к двум лудам, меж которыми лежат полу-затонувшие корабли, бурунчик за кормой катера вдруг исчез, мотор заглох, и я имел удовольствие несколько часов наблюдать как бедных алконавтов сносит в открытое море, радуясь что я не с ними. В общем, остались мы на острове одни. Сторож уехал в баню и когда вернётся мы не знали. Что делать? Пошли гулять по острову дальше и провели день весьма замечательно. В какой-то момент правда у меня иссяк запас сигарет, а в термосе кончился чай, так что замечательности тут же поубавилось. Но с голоду мы бы не померли так как черники было кругом завались. Тут вдруг смотрим -- лодка со стороны Большого Соловецкого идёт. Приплыли ребята какие-то на Заяцкий погулять, ну и нас с собой забрали. То есть мы сначала конечно подождали пока они по острову нагуляются, а потом уж мы вместе и уплыли. Когда шли обратно, проплыли мимо находящегося уже довольно далеко в море катера алкашей с заглохшим мотором. Придя в посёлок я решил сообщить куда следует о том что в море уносит катер с людьми и спросил у пожарника (а жили мы, я напоминаю, в пожарном отделении) где тут находится это самое "куда-следует". Пожарник молча показал вверх. Проследив взглядом за его пальцем я увидел торчащего из окна второго этажа пьяного милиционера. Оказалось, что отделение милиции и пожарка находятся в одном здании, то есть все мы тут соседи. Я набрал в лёгкие побольше воздуха и говорю:"Там у вас Мотыль с Тучкой на Зайчиках болтаются! У них мотор заглох, в море уносит". Милиционер сначала не понял ничего, у него в мозгах всё перепуталось и зайчики с мотылями на тучках болтались. Потом до него дошло, после чего между нами произошёл следующий диалог:
--Мотыль?
-- Мотыль!
-- На Зайчиках?
-- На Зайчиках, ага!
-- Болтается?
-- Болтается!
-- Ну и хуй с ним.
С этими словами страж порядка закрыл окно и исчез. Ну, думаю, я всё что мог сделал, что уж теперь. Не плыть же мне к ним самому кролем с новым мотором наперевес. Как они добрались до Большого Соловецкого я не знаю, однако когда я наследующее утро шёл мимо пока ещё закрытого по случаю слишком раннего часа сельпо, на его крыльце уже сидел Мотыль.
На дверях сельпо висел железный брус с амбарным замком, а Мотыль восседал в позе замурованного в пещере индейца Джо, привалившись спиной к дверям, и ждал открытия магазина. Меня он не узнал.
Пять лет спустя, будучи на Соловках, и снимая койку в одной из комнат дома по Северной улице я было начал рассказывать эту историю соседу по комнате, москвичу Саше Пожарскому, и тут вдруг оказалось что он и был тем самым человеком который приплыв на Большой Заяцкий погулять можно сказать спас нас от голодной смерти объедания черникой.
Subscribe

  • (no subject)

    С днём рождения, Слава!

  • (no subject)

    Богота 2021 Деревья на обочине жизни. Бывшее и настоящее.

  • (no subject)

    Закладки Вчера в сети появилась новая песня Бориса Борисовича Гребенщикова "Вино из песка" записанная в Ровенской области на железнодорожных путях,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments